КСПшные анекдоты от Берга

Молчание и золото.

Рассказывают......Что когда в Советский Союз должен был вернуться Александр Вертинский и ему уже приготовили квартиру в Москве, живший через стенку профессор каких-то интеллектоемких наук при шел в панику: он представил себе, как из соседней квартиры начнут доноситься пассажи, рулады и фиоритуры - и научным егозанятиям настанет конец. И вот певец приехал. И - тишина. День, неделю, другую...
Профессор набрался храбрости и постучал в соседскуюдверь. Открыл Вертинский:- Чем могу быть полезен? - Понимаете, товарищ артист, - произнес профессор,- я вот уже несколько дней с трепетом ожидаю начала Ваших упражнений в области вокала, а у Вас все тихо да тихо...
- Что Вы, батенька, - ответил великий бард,- я, поди, тридцать лет задаром рта не раскрываю!


Аутотренинг.

Рассказывает бывший фонотетчик одесского КСП "Дельфиния" некто М.К..- Где-то во второй половине 70-х годов в Одессе с концер том оказался известный, тогда еще уральский, бард, ставшийклассиком с младых ногтей. Точнее, он оказался где-то побли зости, кажется, в Кишиневе, а в Одессе его уговорили выступить"до кучи", причем, в силу последнего обстоятельства, за ка кой-то почти символический гонорар. Испытание для психики классика, видимо, оказалось не из легких; во всяком случае, картина была такая: он меряет большими шагами по диагонали тесную артистическую и, не замечая стоящего в дверях М.К., самсебе вслух твердит: - Все равно работать надо честно! Все равно работать надохорошо! Все равно работать надо честно! Все равно работать надо хорошо! Так или иначе, концерт прошел на должной высоте.


Благородный порыв.

Из фольклора. (Речь идет о другом уральском авторе, став шим классиком благодаря одной из первых своих песен.)Диалог: - N согласился дать благотворительный концерт.
- Как, неужели бесплатно?- Нет, но - за рубли!


Нам песня строить и жить помогает.

Рассказывает Игорь Грызлов (Москва), хотя Борис Жуков (тоже москвич) утверждает, что слышал эту историю из другихисточников и о других героях.В 60-е годы, когда песни Окуджавы как-то сами собой лега лизовались, сразу несколько известных композиторов-песенниковвдруг проявили интерес к возможному сотрудничеству с ним. Бу лат Шалвович, в ту пору еще стеснявшийся своего вторжения на "чужую территорию", не решился им отказать. Ничего путного изэтого сотрудничества так и не вышло (пока на горизонте не появился Исаак Шварц), но в одном случае оно зашло настолько да леко, что увлекшийся мэтр пригласил своего будущего соавтора к себе домой. До этого Окуджаве ни разу не случалось бывать дома у людей с таким уровнем жизни (ведущие эстрадные композиторы имели самые высокие легальные доходы в СССР), и увиденное егопрямо-таки ошарашило. Когда он вновь обрел способность говорить, он спросил: - Имярек Имярекович, откуда все это?
Маэстро снисходительно похлопал его по плечу:
- Песни надо писать, молодой человек!
Вариант Михаила Столяра, слышавшего нечто аналогичное отАлександра Городницкого.Однажды спускаясь в лифте, Булат, которого тогда еще нечасто величали Шалвовичем, "подобрал" двумя этажами ниже жившего там Илью Резника, великого поэта-песельника, и, подивив шись разнице в одежде своей и известного "профи", произнес слова о том, что - вот, мол, я поэт, писатель, у меня книжки выходят, а такой красоты писаной, как твои, Илюша, наряды,близко не видывал.На что его визави и ответил:- Песенки надо писать, Булатик!


ДоСТОинство СТАтуса.

Во второй половине 80-х, когда вполне нормальным (а главное - едва ли не предельно реальным по возможностям большинс тва клубов) гонораром считался "полтинник" - 50 рублей, среди ленинградских клубных, как теперь бы сказали, менеджеров было популярно следующее определение: "Один мэтр равен ста рублям".


Звезда.

Рассказывает Олег Митяев: - В Магнитогорске я как-то выступал в одном техникуме.
Организатор концерта прибежал к директору учебного заведения и говорит, мол, такой популярный автор, все его знают...
Директор взял афишу и со словами "сейчас проверим, какой он популярный" пошел в аудиторию, где занимались студенты.
Развернул перед ними лист и спросил:- Кто это?Ответ прозвучал очень дружно:- Рэмбо!


Фамильное.

Рассказывает Александр Вольдман. Конец 70-х. Агитпоезд ЦК ВЛКСМ по Нечерноземью. В составе агитбригады - еще и Сашин брат Михаил. В одном из населенныхпунктов артистов уже ждет рукописная афиша, на которой начертано: "В программе - два брата: Вальдман и Вельдман!"


Два слова.

Рассказывает Берг. - В середине семидесятых Дмитрий Дихтер по делам службы, тогда еще инженерной, частенько наведывался в Новосибирск, гдерегулярно оказывался в гостеприимном континууме КСП Новосибирского электротехнического института - НЭТИ. Однажды он вернулся в Европу в совершеннейшем восторге от тамошнего академи ческого мужского хора, который - представляешь, Вова, мужики в смокингах, манишках и бабочках - поет "Атлантов" Городницкогои "Молитву" Окуджавы! Кстати, об этом даже писал хороший жур нал "Клуб и художественная самодеятельность".
Но более всего на Диму произвело впечатление то, что схором работает (аранжирует и все такое прочее) настоящий ком позитор, член союза, хотя и молодой, а главное - интереснейшиймужик... Как-то, бишь, его... Фамилия - два таких прос тых-простых русских слова... Во, вспомнил: Бляхер!


А похож!

Рассказывает Дмитрий Дихтер.В те годы в Новосибирске клубы плодились с китайским неп риличием. Один из них был основан Игорем Фидельманом по кличке "Фидель" на базе какого-то женского общежития. И по четвергам прекрасные дамы собирались на звуки магнитофона, на которомФидель крутил им очередную жертву, перемежая записи собственными комментариями.И вот однажды в четверг появляется Дихтер. Фидель отменя ет консервированного Розенбаума и выпускает живого Диму. А афишку про Розенбаума снять забывает. Короче, Дихтер поет, акрасный уголок битком забит девушками, на головах которых белеют тюрбаны-полотенца после бани, и еще две головы в дверях и диалог:- Это кто, Розенбаум?- Да нет, Дихтер какой-то.- А похож!


Одинокий гитарист.

Рассказывает Берг, как в том же Новосибирске, судя поафише, он фигурировал в качестве "знаменитого гитариста из Киева".


Aрмянское радио Абрам и Сара Авто, водители Автобус Адвокаты, судьи Азартные игры Актеры, актрисы Алкоголики Англичане Анекдоты Анекдоты от Ю.В. Никулина Аптека Армия Армяне Афоризмы Бабушки, дедушки Банк Бог, Всевышний Богач Больница Брежнев Василий Иванович и Петька Винни пух Вовочка Военкомат Габровский юмор Газеты ГАИ Гарем Генсеки СССР Герои сказок Гинеколог, сексопатолог Глупцы Горбачев Гости Гостиница Грузины Гусарские беседы Дантист Девушки Денщик поручика Дети Директор, начальник Дружба Евреи Ельцин Жена Жених, невеста Женщины Животные Загадки и каламбуры Звонок в дверь Змей Горыныч Знакомство Известные личности Иисус Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович Интеллигент Казахи Каламбуры Китай, китайцы Кладбище Ковбой Колхозы, совхозы Командировка Коммуналки Компьютер Красная шапочка Крокодил Гена и Чебурашка Крутые анекдоты КСПшные анекдоты от Берга Культ личностей Ленин Летчики Любовные беседы Магазин Мендель Милиция, полиция Молодожены Моряки Мудрецы Муж Муж и жена Мужщина, мужик Наркоманы Нарушители закона Негры Некоторые факты Нищие, бродяги, бомжи Новые русские Одесса Охота, охотники Парень Парикмахерская Певцы, художники, писатели Пенсионеры Поезд Политики, депутаты Поручик Ржевский Профессор Психиатры, псих.больница Рабинович Разговоры по телефону Разное Режиссеры, продюссеры Ресторан, бар, кафе Роддом Рыбалка Самолет Светские беседы Священники, монашки Секретарши Семья Соседи Спец-хранилище Спорт СССР Сталин Старые российские Страны, народности Студенты Суд США, американцы ТВ, реклама Театр Тёща Трамвай, троллейбус, метро Туристы Тюрьма Украина, хохлы Учения Французы Хиппи, панки Хирургия Ходжа насреддин Хозяин Хрущев Цирк Цыгане Что такое ...? Чукча Шерлок Холмс и Доктор Ватсон Школа Шотландцы Штирлиц Штирлиц думает Экзамен Эротические